Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная Вторая мировая война Братская могила

PostHeaderIcon Братская могила

AUGUST.MD: События описанные в рассказе произошли в  Пугаченах  в  1944 году.

Хочу описать еще одно ужасное следствие той войны — это о братской могиле.

Каждый из нас знает, как хоронят одного человека. Но что собой представляют братские могилы солдат Красной Армии времен Великой Отечественной войны знают очень немногие.

Стояла прекрасная теплая весна 1944 года. В то время наша часть была переброшена на плацдарм западного берега реки Днестр у селения Ташлык в Молдавии. Перед описываемыми событиями, этот плацдарм несколько раз переходил из рук в руки. После каждого захвата плацдарма нашими войсками, немцы их сбрасывали в Днестр или за Днестр. В этот раз мы освобождали плацдарм уже ранее отвоеванный нашими предшественниками. Плацдарм был небольшим и был как бы вспахан малыми, большими и очень большими воронками от снарядов и бомб, сброшенных ранее немецкой авиацией при бомбежке понтонного моста переправы.

Пробегая под огнем противника мимо одной глубокой воронки, я случайно заглянул в нее. В воронке, в самых хаотичных позах — вдоль и поперек, вверх и вниз головами лежали целые и искореженные взрывами тела солдат. Тел было несколько десятков или даже целая сотня. То, что я увидел, психически нормального человека, повергло бы в шок. Я же взглянул и побежал дальше. Под вражеским огнем думать не приходилось. Уже значительно позже, когда я был в команде выздоравливающих госпиталя в г.Тбилиси в Грузии, история с ужасной воронкой, набитой трупами убитых солдат, всплыла снова. Со мной на кровати спал валетом солдат значительно старше меня по возрасту. Почему на одной кровати? В госпитале не хватало мест для раненых. Почему валетом? Потому что кровать была узкой для двоих. До ранения он служил в штабе какой-то части и был более меня информирован. Он и разъяснил мне, что увиденная мною воронка была не засыпанной братской могилой. И что такие могилы в воронках или естественных ямах, являлись естественным местом для захоронения убитых солдат. А то, что трупы лежали в таких хаотичных позах, он объяснил тем, что солдаты из похоронной команды вбрасывали трупы вдвоем, взявши их за ноги и за руки. Для захоронения в воронках другого способа не было. Не будешь же влезать в воронку с крутыми краями, чтобы укладывать трупы рядами. А мертвым все равно, как лежать. И уже сам факт, что я увидел не засыпанную братскую могилу, говорит о той спешке, в которой солдаты похоронной команды действовали. Может и они сами потом заполнили эту воронку. Вслед за продвижением фронтов, таких братских могил остались тысячи и тысячи. Никто уже не узнает, в какой из таких воронок, именуемой братской могилой, покоятся останки того или иного солдата, отдавшего свою жизнь в войне с фашизмом. И что значит гипноз войны? Я, как и все остальные солдаты знали, что одна из братских могил ждет и меня. Но я не задумывался над этим и, очевидно, правильно делал. Иначе и воевать нельзя. И, естественно, я не предполагал тогда, что это не могилы, а свалки тел.

Мне представляется, что живущим сейчас людям, следовало бы знать, что представляли собой братские могилы для солдат времен Великой Отечественной войны Советского Союза. И еще. Братская могила-какое издевательство над дорогим каждому человеку словом — брат.

И в заключение, о некоторых из моих солдат, оставшихся лежать в этих безымянных могилах.

Гусев, такова была его фамилия. Он был хорошим заряжающим. В отделение он попал при пополнении личного состава, вместо убитых и раненых. Это был крупный белокурый северянин из под Архангельска. С ним я сохранял дистанцию командира и подчиненного. Друзья у меня были из училища и Солнечногорска. Как-то я заметил, что с ним творится что-то неладное. Он перестал бриться, нехотя ел и часто курил. Ему видно не спалось. Я выбрал подходящий момент и поинтересовался, что с ним происходит. Оказалось, что из последнего письма матери он узнал, что на фронте погиб уже его третий брат. Как я понял, он решил, что и его судьба предрешена. Мои слабые утешения, мальчишка ведь был, на него никак не подействовали. Он перестал оберегаться.

И расплата последовала быстро, как в песне у Высоцкого — вовремя не пригнулся. Его убил немецкий снайпер, о существовании которого мы все знали, в том числе и он и оберегались его. Я до сих пор помню этот возок, который стоял за железнодорожными путями и за которым он прятался. Тогда мы были в пехоте. Будь у нас миномет, мы бы его быстро ликвидировали.

Смерть Гусева послужила мне еще одним предостережением, что на войне главное соблюдать осторожность и никакой небрежности. А как только я этим уроком пренебрег, а скорее всего не смог, война тут же меня и наказала. Но об этом в свое время.

Не могу не рассказать еще об одной смерти. Это был щупленький солдат по фамилии, кажется, Савельев. Бой был в Венгрии. Мы наступали шеренгой. Немцы не стреляли. Савельев бежал слева от меня. Впереди нас был виноградник. И вдруг он напоролся на немца, засевшего в винограднике. Тот и выпустил в него автоматную очередь. Я видел, как пули полоснули его по груди и животу. Савельев, будучи уже фактически мертвым, пробежал еще несколько оставшихся метров и бросил в окоп лимонку. Это звучит как-то неправдоподобно, но это действительно было так. Когда я позже поделился увиденным со своими ребятами, некоторые подтвердили, что и они видели практически убитых солдат, бегущих по инерции еще немного.

Янкелевич Ефим Абрамович

 

 

 

map1