Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная Пресса Румынские войска совершенно не церемонились с могилами своих врагов

PostHeaderIcon Румынские войска совершенно не церемонились с могилами своих врагов

C Василием СЕНЬКОВСКИМ читатели «РС» уже знакомы. Вполне взрослый, самостоятельный человек, он тратит уйму времени и сил на поиск останков солдат, погибших в Молдавии в Великую Отечественную. Зачем? Об этом - наш разговор.

- Василий, насколько могу судить, поисковая деятельность «Августа» всё чаще приносит вполне ощутимые практические результаты. Правильно ли я понимаю, что одна из ваших последних по времени удач – найденные в Херсоне родственники бойца, погибшего в Молдавии в 44-м?

- Да, ещё в 2010 году, проводя мероприятия по эксгумации в расположенном между сёлами Шерпены и Спея лесу, мы обнаружили останки нескольких бойцов Советской Армии.  Там же нашли и принадлежавшую одному из них медаль «За отвагу» с хорошо читаемым личным номером. Нам удалось не только выяснить имя погибшего, но и разыскать его родственников.

Большую роль здесь сыграло существование объединённой базы данных Министерства обороны России. Вы, вероятно, знаете, что теперь в Сети есть специальный ресурс, созданный по заказу МО РФ компанией «ЭЛАР», которая занимается планомерной оцифровкой всех архивов министерства. То есть мы в своём деле получили такое высокотехнологическое подспорье.

Кстати, компания и министерство в прошлом году запустили ещё один важный проект под названием «Подвиг народа» - перевод «в цифру» информации из тех же «живых» хранилищ, только в этом случае речь идёт о документации, касающейся награждений. Лет через пять двумя нажатиями клавиш в Сети можно будет по имени найти полную информацию о каждом награждении любого военнослужащего.

Так вот, возвращаясь к погибшему солдату – в Херсонской области мы нашли его племянника, послали письмо. Теперь он точно знает, где похоронен родной ему человек, солдат Леонид Котович.

- А обратные случаи – ну, чтобы кто-то, например из России, пытался разыскать в Молдавии родственников погибших солдат – у вас были?

- Да, конечно.  Вот довольно свежий пример. Не так давно в нашу организацию обратились люди из поискового отряда «Амулет», работающего на территории Владимирской области. Наши российские коллеги просили оказать содействие в поиске родственников четырёх уроженцев Молдавии, погибших во время Великой Отечественной на территории России. Рядовые Макаров, Бодарев, Бурлак и Алексеев были похоронены на кладбище Новая Никола близ посёлка Муромцево Судогодского района. Это не редкость, когда на полузаброшенных кладбищах, которые во время войны вырастали, например, рядом с наскоро организованными госпиталями, находятся останки бойцов, чьи родственники по сей день считают их пропавшими без вести.  И вот мы в ответ на просьбу поисковиков из «Амулета» нашли родню этих солдат – в Куниче, Стурзенах, Хэдэреуцах и Крокмазе. Хочу здесь особо отметить работу наших  ребят – Вячеслава Онасенко и Романа Гуцу. В итоге отправили во Владимирскую область все необходимые данные, «амулетовцы» нас поблагодарили и теперь организуют передачу родственникам земли с могил погибших солдат.

- В современной России, похоже, происходит новый всплеск активности поисковых организаций
?

- Я не стал бы говорить о «всплеске»,  поскольку этот процесс в России никогда и не останавливался начиная с шестидесятых годов прошлого века, когда в СССР появились первые поисковые отряды. Примерно такая же ситуация и на Украине, где также нет недостатка в энтузиастах-поисковиках. Ну а в Белоруссии эта работа и вовсе довольно жёстко контролируется государством, осуществление поисковых мероприятий там возложено не на общественные организации, а на структуры МВД. Неудивительно, что памятники и воинские захоронения в Белоруссии содержатся по высшему разряду.

- Вы лично возглавляете поисковый отряд, который в свою очередь является подразделением общественной организации «Август». Разнятся ли их функции и задачи?

- Цель «Августа» - сохранение, так сказать, «общей» истории Молдавии, памятников, исторических мест. Плюс участие в самых разных мероприятиях, посвящённых тем или иным историческим событиям, причём вне зависимости от того, в какой период истории нашего государства они происходили.

Я же возглавляю непосредственно поисковый отряд «Августа», который занимается полевыми и архивными изысканиями именно по периоду Великой Отечественной войны.

Не так уж редко мы находим боевые захоронения, то есть сформировавшиеся «стихийно» - возникла перестрелка или начался артобстрел, бойца засыпало землёй... В результате он считается пропавшим без вести (пока мы не обнаружим его останки и не идентифицируем их). Но всё-таки основная часть нашей деятельности основывается на работе с объединённой базой данных – миллионами оцифрованных листков. Именно они содержат схемы расположения могил и списки захороненных солдат. К примеру, изучая схемы, обнаружили, что захоронения по Днестру, сформировавшиеся с марта по август 1944 года, в большинстве своём  так и остались под полями и в лесах. Возможно, в 50-х годах там оставались какие-то надгробия или кресты, но со временем они исчезли. И сейчас мы «открываем» их заново. Вот, скажем, по участку леса Спея-Шерпены – там не просто яма, братская могила, там настоящее гарнизонное кладбище, которому вот уже два сезона помогаем вновь «проявиться». Уже многое сделано, но, по некоторым подсчётам, останки ещё не менее 50-60 бойцов нам ещё предстоит найти и идентифицировать.

- Я знаю, что, помимо прочего, вы занимаетесь  ещё и составлением фото-базы памятников на территории Молдавии…

- Да, несколько лет назад возникла эта идея – создать базу данных не только памятников, но и всех воинских захоронений, в той или иной степени относящихся к военной истории. И здесь наш интерес не ограничивается только Второй мировой. Для начала, на основе данных ещё советского Министерства культуры составили список всех памятников и мемориалов Молдавии и принялись его обрабатывать, проверять на соответствие, выезжая на место и попросту обзванивая примэрии.  В итоге наш список значительно расширился. Планомерно начали выезжать на места и паспортизировать объекты – фотографировать, измерять, систематизировать все данные.

Результат этой работы можно найти на сайте www.oldstory.info , где есть соответствующий раздел. Зайдя в него и выбрав нужный населённый пункт, вы найдёте краткую информацию по установленному там памятнику, количество похороненных бойцов (если таковые есть) и, конечно же, подробные фотографии.

- Останки немецких и румынских солдат с вашей стороны заслуживают такого же внимания?

- Воины, павшие в бою, национальности не имеют. Да и в любом случае всё это уже История… Мы тесно и плодотворно работаем с «Фольксбундом» - известной германской общественной организацией, которая десятилетиями разыскивает и ухаживает за могилами погибших немецких солдат. У организации есть постоянный представитель при посольстве. Мы предоставляем немецким коллегам необходимую информацию, содействуем в организации полевых работ и просто помогаем наладить отношения с местным населением.

Надо сказать, у немцев во время Второй мировой существовали чёткая система учёта потерь и обозначения захоронений. Как правило, вермахт формировал свои захоронения на территории госпиталей (их обычно организовывали в школах и зданиях колхозных администраций), часто находившихся недалеко от линии фронта или при церквах. Так что сегодня немцы знают, где искать останки своих солдат. Однако в Молдавии «Фольксбунд» пока не занимается работами по боевым захоронениям. И если таковые находим мы, то сразу предоставляем всю информацию или эксгумируем сами, составляем документ и опять-таки официально передаём в руки немецкой стороны.

- Получается, у немцев учёт погибших был поставлен лучше?

- Нет, в Советской Армии учёт тоже был поставлен весьма грамотно. Но есть одна «мелочь», которая во многих случаях становится ключевой. У каждого немецкого солдата жетон с личным идентификационным номером был металлическим. У нас же с 42-го были введены красноармейские книжки, которые, пролежав в земле шестьдесят лет, истлевают практически полностью. Поэтому из 50-и перезахороненных нами солдат идентифицированы единицы, у немцев же, как правило, удаётся установить более 90% имён…

- А останки румынских солдат?

- За последние полтора года мы получили около десятка запросов от румынских граждан с просьбой помочь найти информацию о погибших родственниках на Восточном фронте. Но все эти запросы пока касались территории Украины и Сталинграда-Волгограда. То есть, по сути, румыны обращаются сегодня к нам, как к организации просто географически близкой. Но, располагая тесными контактами с украинскими и российскими коллегами, мы нередко имеем возможность помочь. И помогаем.

Что касается наших собственных находок боевых захоронений и могил румынских солдат в Молдавии, то здесь, в отличие от немецкого, румынское государство не столь «легко на подъём». И хотя существуют циркуляры с просьбой ставить румынские власти в известность относительно найденных захоронений, пока не было случаев передачи останков румынской стороне – мы просто составляем необходимые документы и архивируем.

- Вы сказали, что в смысле временных рамок работа поискового отряда «Августа» ограничивается, по сути, только Ясско-Кишинёвской операцией. Но ведь и в 41-м здесь были жаркие бои…

- Да, известно, что доблестный 25-й пограничный отряд здесь стойко держал оборону, когда в России и на Украине немцам уже удалось продвинуться на десятки, если не на сотни километров. И солдат с той и другой стороны здесь погибло немало. Но дело в том, что захоронения того времени очень трудно найти. Связано это с тем, что в период четырёхлетней оккупации Молдавии румынские войска совершенно не церемонились с могилами своих врагов… Во всяком случае, вермахт и Красная Армия в этом вопросе были заметно лояльнее.

Тем не менее в прошлом году в Пелении нашли останки двух солдат, погибших в 41-м году. Нам удалось их идентифицировать, это пулемётчики Тимофей Андреевич Грязутин и Артем Макарович Залисский.

- Василий, из того, что вы рассказываете, можно сделать вывод о постоянной и кропотливой работе. Какой же штат необходим организации для её выполнения?

- Вы знаете, «штатных» сотрудников в нашей организации – чуть больше десятка человек.  Другое дело, что практически по всей стране у нас есть очень деятельные «сочувствующие» - молодые, как правило, люди, которые, не будучи членами организации, плодотворно и с удовольствием с нами сотрудничают. Именно благодаря им мы сегодня покрываем 80-85% территории Молдавии.

- А Приднестровье?


- Ну во-первых, в 44-м Приднестровье было уже тылом. Получив сильнейший удар под Одессой и видя, какая лавина на них катится, немецкие войска предпочли отойти за естественную преграду – Днестр.

А, во-вторых, сегодня в Приднестровье все поисковые мероприятия курируются исключительно МГБ, иная инициатива в этом плане не очень приветствуется.  Хотя, к чести тамошних властей надо сказать, поисковую и реставрационную работу они ведут грамотно и эффективно. Впрочем, сегодня два человека с приднестровской пропиской являются членами нашей организации.

- А скажите, в последние годы стало сложнее заниматься в Молдавии советской военной историей?

- Наверное – да. Хотя, вы знаете, люди, несмотря на политические предпочтения, наличие определённого партбилета в кармане, всё-таки относятся к нашей работе довольно лояльно, с чисто человеческим пониманием. Бывают, конечно, сложные случаи, но связаны они в основном с боязнью местных властей взять на себя минимальную ответственность. Помнится один примар, не буду называть его имени, потребовал от нас разрешение на работу от самого прокурора. Ну, съездили мы к прокурору, он тут же примару перезвонил и вопрос решился.

- «Август» сегодня - не единственная в республике организация такого исторически поискового профиля. Ощущаете конкуренцию?

- Нет, конечно. Вот, скажем, работает в стране Русский историко-патриотический клуб, как и мы, официально зарегистрированный, исповедующий близкие цели и, если угодно, философию. Это уже просто братская наша организация. Ещё в прошлом году было принято совместное решение о тесном взаимодействии. Вызывает уважение деятельность, например, правозащитной организации «Вече», которая доказала своё умение эффективно реставрировать и восстанавливать исторические памятники.

- Василий, напоследок два слова о планах Вахты Памяти на этот год.

- В общем-то есть пара вариантов развития событий, какой из них будет осуществлён – посмотрим. Либо продолжим начатую и не законченную в прошлом году работу по лесу Шерпены-Спея, где в этом сезоне есть возможность полностью закрыть вопрос по воинским захоронениям. Либо будем разрабатывать территорию Гура-Быкулуй, где наряду с большим фронтом работ пока существуют некоторые организационные сложности.

Впрочем, уже сейчас понятно, это будет обычный сезон Вахты Памяти – трудный и интересный.

 

Автор: Дмитрий Терехов

 

 

 

map1