Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная Пресса Их убили дважды

PostHeaderIcon Их убили дважды

...Останки солдат-освободителей «культурно отдыхающие граждане», попивая водочку или потягивая пивко, видимо, подбрасывали, как поленья, в костер. Но те плохо горели – и потому, опаленные и почерневшие, расколовшиеся и разбитые, всё же сохранились. Увы, не как свидетельства благодарной памяти потомков.

Страшно, что происходило это не просто на земле, обильно политой кровью наших отцов, дедов и прадедов, не просто в одном из мест, название которого навсегда вошло в историю победной Ясско-Кишиневской операции, – но в самом сердце Мемориала воинской славы, прямо под Вечным огнем (который давно уже погашен – и это тоже символично!), в двух шагах от плиты, на которой высечено:

«Люди, помните, какой ценой завоевано счастье. Детям детей расскажите о них, чтобы тоже знали».

Увы, забыли. И детям не рассказали. А место этого беспамятства, кощунства и вандализма – село Ермоклия, район Штефан-Водэ, в 100 километрах от Кишинева.

Рассказывает Алексей ПЕТРОВИЧ, руководитель Русского историко-патриотического клуба: - Читателям «Русского слова» вряд ли нужно представлять Василия Сеньковского – руководителя Ново-Аненского клуба «Поиск», местного историка и краеведа. Так вот, он уже не первый год занимается проектом «Мемориалы и памятники Молдовы», и к нему стекается вся соответствующая теме информация. Люди, которые интересуются историей, поиском, когда приезжают в какой-то населенный пункт республики (с отчетливой поисковой целью или по иному поводу), где есть памятник погибшим воинам или односельчанам-фронтовикам, фотографируют плиты с именами покоящихся под ними солдат. Когда есть запрос (люди ищут своих погибших на войне родных), мы смотрим, сопоставляем боевое донесение, где указано место гибели, с надписями на плитах: есть там такой боец или нет. Выкладываем информацию в интернет, и на различных форумах — молдавских, российских – всё это обсуждается, люди обращаются к поисковикам с вопросами, и т.д.

В ноябре один из наших ребят, Сергей (он живет в Каушанах), проезжал через село Ермаклия и зашел на мемориал. Увидев, в каком тот запущенном состоянии, сфотографировал имена на плитах. Потом стал обходить мемориал сзади и обнаружил там открытую дверь, ведущую в полуподвальное подсобное помещение. Зашел – и оцепенел: в темноте и смраде, в безобразном состоянии, перемешанные с мусором, пеплом от костра, пустыми бутылками, пластмассовыми стаканчиками, валялись человеческие останки – обожженные кости, разбитые черепа, челюсти. Некоторые детали свидетельствовали о том, что там не только пили, но и баловались наркотиками.

Сергей сразу дал нам об этом знать – и через день мы с Сеньковским были на месте. По нашему сигналу туда же подъехали и телевизионщики. Естественно, открывшаяся перед нами картина привела всех в шок. Тут же возник вопрос: чьи это останки, как они сюда попали? Спросили об этом у детей, находившихся неподалеку. Они ответили: мол, люди говорят, что это солдатские кости. Тот же вопрос мы задали примару. Он заявил, что ничего не знает, поскольку находится тут с недавних пор. Однако согласился с нами, что на мемориале надо навести порядок и пообещал немедленно этим заняться.

Тем не менее ни сразу, ни спустя несколько дней на мемориале так никто и не появился. Мы поняли, что ждать от местных властей нечего, решили всё сделать своими силами. Я обратился к директору столичного лицея им. Н.Милеску-Спэтару Татьяне Валерьевне Зубаревой с просьбой помочь нам с «рабсилой» – выделить старшеклассников, которые поехали бы с нами. В общем, 20 учащихся 10-12-х классов и наша «боевая группа», состоящая из старшеклассников и студентов, отправились в Ермаклию. К нам присоединились и человек десять добровольцев, откликнувшихся на размещенное в интернете объявление: кто на собственных машинах, кто вместе с нами.

Поработали там на славу: в первую очередь собрали, вынесли и разложили все кости. По крестцам и черепам выяснили: здесь останки 10 человек. Судя по зубам, совершенно не сточенным, ребята были совсем молодыми – лет по 20...

Разгребая мусор, обнаружили куски небольшой гранитной плиты со звездой и фрагментами текста на молдавском языке (на кириллице). Полностью восстановить текст не удалось, но кое-что разобрали. Надпись гласит, что 22 августа у села Ермаклия какое-то подразделение (какое точно – не ясно: эти фрагменты как раз отсутствуют) водрузило красное знамя.

Среди костей мы обнаружили кусочек военного ремня и фрагмент армейского ботинка. Все наши находки позволяют утверждать, что останки принадлежат солдатам Красной Армии.

Насчет того, откуда взялись на мемориале останки и памятная табличка, появилось у нас одно предположение. В лесопосадке, в километре от села, мы нашли памятник – небольшую стелу, с которой буквы сбиты, но сохранились следы от надписи: «Вечная память героям». По размерам найденная нами табличка соответствует памятнику. Сразу за ним – пахотное поле. У меня такая версия: может быть, останки были когда-то найдены во время пахоты. И, не зная, что с ними делать, люди отнесли их на мемориал – в надежде, что кто-то этим займется. Ну а потом – «пришли иные времена, взошли иные имена»...

Возвращаясь к мемориалу, хочу сказать, что в свое время он был сделан на славу: большая, вымощенная бетонными плитами территория, высокая мощная стела, массивные плиты. Освещался он со всех сторон четырьмя фонарями, горел Вечный огонь, была подсветка.

Что мы увидели теперь? Красная звезда выломана, Вечный огонь погашен. Всюду листья, мусор, бутылки... Забор местами разобран – местные жители растащили его, видимо, для своих огородов. Краска облуплена, в том числе и на знаменах, которые – по всей вероятности, уже в новые времена – были почему-то выкрашены... в зеленый цвет.

А ведь это село непростое. Здесь в 44-м шли суровые бои. Полегло много наших солдат. Троим из них было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В один и тот же день, 21 августа, ефрейторы Гусев и Гуренко совершили одинаковые подвиги: чтобы не пропустить вражеские танки, бросились под них с гранатами. А старший лейтенант Илья Маслов на своем горящем танке протаранил немецкий – и обе машины вместе взорвались.

Не знаю, у кого могла подняться рука на барельефы героев: их губы покрасили помадой, следы которой мы, разумеется, уничтожили. Что сделали еще? Привели в порядок территорию, все покрасили свежей краской. Подрезали кусты, повырубали корни между перекосившимися от них плитами. При нас были сняты двери с подсобки, замурован вход – теперь тут вакханалии будут невозможны.

Когда мы работали, подъезжал кто-то из местных, пристыдил примара: мол, сам не мог обеспечить порядок, нам не подсказал – надо было ждать кишиневцев? А я подумал: а что подсказывать-то? Каждый мог, не дожидаясь ничьих напоминаний, организовать уборку на мемориале в своем селе. Нам же никто ничего не подсказывал: решили – собрались и сделали.

Когда мы всё закончили, батюшка, приехавший с нами как доброволец, провел церемонию отпевания.

Останки солдат Василий Сеньковский пока забрал к себе. Сейчас мы решаем, что будем с ними делать дальше. Есть мнение, что захоронить их нужно здесь же, в Ермоклии, но лично я против: и так местные сельчане надругались над останками как только хотели! Скорее всего, будем хоронить неизвестных солдат на том военном кладбище, которое планируем создать в Ново-Аненском районе. А в Ермоклию мы обязательно вернемся – весной, когда можно будет там начать капитальный ремонт.

Вы знаете, перед поездкой я боялся, что она не состоится. Накануне зарядил дождь, многие засомневались, стоит ли туда отправляться, если под дождем ничего сделать всё равно не сможем. Я сказал: поедем при любой погоде: если не покрасим, то хотя бы кости соберем.

Но как только мы тронулись с места, вышло солнышко – и целый день светило. А когда всё было сделано и батюшка начал отпевание, стало накрапывать... Будто небо оплакивало погибших бойцов.

Я хочу через нашу газету поблагодарить ребят, принявших участие в акции по восстановлению мемориала в Ермоклии: студентов Сергея Фреюка, Павла Кипкало, учащихся лицея им. Н.Милеску-Спэтару Николая Вдовина, Филиппа Канна, Влада Писарука, Вадима Барского, Максима Чекира, Дениса Якунина, Максима Шевченко, Дениса Бреля, Наталью Нечипорук, Андрея Махоткина, Инну Рымбу, Евгения Дворнина, Яну Мамалигу и 11-классника лицея им. В.Лупу Эльдара Хуссейна.

***

Уже после беседы с Алексеем я залезла в интернет, в военных мемуарах разных авторов нашли немало упоминаний и о боях в селе Ермоклия, и о героях, погибших там – в основном 21 августа 1944 года. Один фрагмент, хоть и сухой по стилю, все-таки хочу привести:

«В трудную минуту ефрейторы А. И. Гусев и К. И. Гуренко бросились со связками гранат под гусеницы вражеских танков. Две вражеские машины уничтожили они. И тут же еще три подбили артиллеристы. Остальные танки повернули обратно. Впоследствии Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР Александру Ивановичу Гусеву и Кузьме Иосифовичу Гуренко присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Воины стрелковых батальонов, на глазах которых гвардейцы Гусев и Гуренко совершили подвиг, ринулись в яростную атаку на врага. Они уничтожили еще два танка, истребили более сотни гитлеровцев и совместно с частями 195-й дивизии к 12 часам 21 августа освободили Ермоклию».

Может, ермоклийская молодежь не догадывается, что Молдавию все-таки освободили, а не оккупировали, как им вдалбливается в голову, советские войска?

А у меня всё не выходят из головы слова Василия Сеньковского, сказанные им в беседе с тележурналистом: «Ребят убили дважды»...

Автор: Ирина Агапкина

 

 

 

map1