Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная История Молдовы Восстание в преисподней Европы

PostHeaderIcon Восстание в преисподней Европы

16 сентября далекого 1924 года на юге Бессарабии началось Татарбунарское восстание. Компрадорская историография Румынии и Молдовы десятилетиями пытается извратить его суть. Молдавские литераторы, во времена СССР воспевшие доблесть восставших крестьян, после 1991 года забыли их. Но татарбунарцы, не прорвав кольцо карательных войск, раз за разом прорывают заговор молчания. Что же произошло в Татарбунарах 87 лет назад?

В январе 1918 года Бессарабия была оккупирована румынскими войсками. Но три с лишним миллиона российских граждан не желали становиться подданными румынского короля. В течение двух месяцев на территории области шли бои. В январе 1919-го на севере Бессарабии вспыхнуло Хотинское восстание, в мае – восстание в Бендерах. Они были подавлены, тысячи их участников и просто мирных жителей были расстреляны, еще больше подвергнуты пыткам. Но боевые крестьянские организации сохранились и действовали.

Наиболее разветвленная сеть патриотического подполья сложилась на юге Бессарабии. Общее руководство подготовкой восстания осуществлял рыбак из города Вилково Осип Поляков. Он организовал нелегальную доставку оружия из Одессы в район Вилково по морю, в место, именуемое Соленый Кут. Отсюда оружие на лодках доставляли на тайные склады в села Жебрияны, Нерушай, Чишмя. Члены Татарбунарского революционного комитета Николай Шишман, Иван Бежанович, Иустин Батищев, Леонтий Цуркан организовали ревкомы в селах Шабо, Плахтеевка, Акмангит, Дивизия, Чишмя, Нерушай, Николаевка, Галилешты и других. К осени 1924 г. только в революционной организации волостного центра села Татарбунары состояли около 100 крестьян. В селе Чишмя на тайных складах хранились 600 винтовок.

Однако силы, с которыми предстояло столкнуться повстанцам, были более чем внушительными. Дислоцированный в Бессарабии 3-й Армейский корпус румынской армии (со штабом в Кишиневе) включал 40 батальонов, 8 эскадронов, 44 батареи – всего 18 тыс. штыков, 10 тыс. сабель, 176 орудий и 486 пулеметов. Кроме того, в области находились пехотные части 2-го и 5-го Армейских корпусов. В Бессарабии дислоцировались 7 артиллерийских полков и два саперных батальона, а в Аккермане – жандармский и пограничный полки и личный состав военного лицея. В Бессарабии несли службу также 20 тыс. румынских жандармов.
Справиться с этой массой войск восставшие могли только при поддержке Красной Армии. Но война с Румынией в планы руководства СССР тогда не входила. Поэтому есть основания полагать, что оккупационные власти провоцировали население на восстание. В начале сентября 1924 года жандармы застрелили Ткаченко, крестьянина села Николаевка, а в селе провели аресты «подозрительных». Осип Поляков находился в Одессе и никаких указаний дать не мог. В ночь на 11 сентября крестьяне, руководимые членом Татарбунарского ревкома Иваном Бежановичем, сожгли здание примарии и архив, застрелили примара и двоих жандармов и освободили арестованных. Наутро Бежанович, пользуясь наплывом крестьян в базарный день, устроил митинг и произнес пламенную речь. Он призвал крестьян к революции.

Румынская полиция начала массовые аресты. Над подпольем нависла угроза разгрома. 15 сентября председатель Южно-Бессарабского ревкома Андрей Клюшников созвал в Татарбунарах совещание. Его участники Иустин Батищев, Никита Лисовой, Иван Бежанович, Леонтий Цуркан и Александр Павленко приняли решение о восстании, рассчитывая, что оно охватит всю Бессарабию, утвердили план действий и распределили обязанности. В ночь на 16 сентября участники Татарбунарской революционной организации собрались в предместье Восемки во дворе подпольщика Кирилла Назаренко и получили оружие, привезенное с тайного склада в селе Чишмя. Разбившись на три отряда, на рассвете 16 сентября повстанцы двинулись к центру Татарбунар. Жандармы встретили отряды огнем пулеметов и винтовок. Однако восставшие, опытные солдаты, убив в перестрелке шефа жандармского поста и двоих жандармов, заставили остальных сдаться. Затем восставшие заняли здания примарии, почты и других учреждений. И.Батищев расставил у входов в село вооруженные посты. Вскоре в Татарбунары прибыли вооруженные отряды крестьян под командованием Георгия Черненко, Ивана Щербины и Федора Балца. На здании примарии было водружено красное знамя, а у входа в нее вывешен портрет Ленина.

Поскольку примар, сборщик налогов, начальник почты и другие чиновники выразили готовность подчиниться революционерам, А.Клюшников, побеседовав с ними, предложил им оставаться на своих постах и выполнять указания революционной власти. Над государственными учреждениями, предприятиями, лавками были подняты красные флаги. Общественный порядок поддерживал отряд народной милиции во главе с Г.Черненко. У состоятельных лиц, от участия в восстании воздержавшихся, ревком конфисковал оружие.

Народ ликовал. «Всюду царил небывалый энтузиазм,– свидетельствовал участник восстания Иван Чора, – люди поздравляли друг друга с победой. У стариков от радости появлялись слезы на глазах. Малыши бегали по улицам распевая «Уже жандармов у нас не будет, будут русские большевики!» Все местечко в течение часа украсилось красными флагами. Лавки торговали. Улицы были запружены ликующими людьми». На митинг, созванный восставшими, собрались тысячи крестьян с красными знаменами. Было провозглашено восстановление власти Советов и создание Молдавской Советской Республики в составе СССР. Ревком объявил мобилизацию трех возрастов. Митинг проходил под лозунгами «Земля и фабрики – трудящимся!», «Долой национальный гнет румынской буржуазии и помещиков!»

В тот же день восстание охватило ряд сел. «Революционеры, – сообщил глава МВД Г.Тэтэреску в парламенте Румынии, – распространившись по коммунам, вооруженные винтовками и неся красные флаги, кричали жителям, что это революция, что Бессарабия провозгласила себя молдавской советской республикой и что Румыния не имеет более никакой связи с этой провинцией». 16 сентября крестьяне села Чишмя сформировали боевой отряд во главе с председателем местного ревкома А.Стеценко, разгромили жандармский пост, захватили помещения почты и примарии и в течение двух дней вели бои с жандармами и королевскими войсками. Село несколько раз переходило из рук в руки. Вечером 17 сентября повстанцы Чишмы ушли на защиту Татарбунар. На митинге в селе Михайловка было провозглашено восстановление Советской власти и сформирован вооруженный отряд. Крестьяне сел Нерушай и Эскиполос сформировали боевой отряд под командованием Л.Цуркана, в прошлом военного моряка. Крестьяне села Галилешты во главе с Артемом Асаки, взяв власть в свои руки, первым делом уничтожили архив жандармского поста. Принял участие в восстании и отряд самообороны крестьян села Жебрияны, созданный еще в январе 1918 г.
Всего в восстании приняли участие 6000 чел. Однако повстанцам не хватало оружия. Сформированный в Татарбунарах отряд из 150 кавалеристов в отсутствие винтовок пришлось вооружить вилами и косами. Отсутствовали также командные кадры.
К началу восстания румынские войска и, как ни странно, даже военный флот находились в оперативной готовности. Их командование располагало планом действий. Румынский флот уже при первом известии о восстании в Татарбунарах высадил в городах Килия, Измаил и Вилково десанты общей численностью 5000 штыков, целую стрелковую дивизию. «Моряки» провели в городах облавы, мужчин, способных носить оружие, согнали на баржи и плоты и взяли под стражу. В селении Переправа каратели захватили запасы оружия, снаряжения, пулеметов, взрывчатки, гранат, бомб, мин для минирования железных дорог. По спискам, составленным заранее, политическая полиция провела в городах и селах юга Бессарабии массовые аресты «подозрительных» лиц. Восстание было локализовано.

Против восставших были брошены многократно превосходящие силы: 10 полков пехоты, артиллерии и кавалерии. Первые воинские части прибыли в зону восстания вечером 16 сентября. У моста между Татарбунарами и селом Акмангит восставшие дали им бой. В этом бою погиб Иван Бежанович. Тем не менее его отряд с боями двинулся на восток, к Аккерману. Он был остановлен противником у села Камчик. В ночь на 17 сентября румынские войска окружили Татарбунары и начали артиллерийский обстрел села. А.Клюшников повел отряды восставших в село Чишмя, рассчитывая довооружить их оружием, хранящимся у подпольщика Андрея Стаценко. Но на подступах к Чишме местные повстанцы уже вели неравный бой с румынскими войсками, подходящими с востока, из Аккермана. Потеряв более 200 человек убитыми и ранеными, повстанцы вынуждены были отступить. На заре 18 сентября румынские войска и жандармы ворвались в Татарбунары и в село Чишмя, убивая безоружных.
Рассчитывая эвакуировать отряды морем, А. Клюшников приказал отступать к селу Галилешты. Именно там 19 сентября отряды, отступившие из Татарбунар, дали оккупантам бой, длившийся четыре часа. Используя артиллерию, каратели разбили восставших и захватили в плен 120 человек. Бои в зоне восстания продолжались до 22 сентября. Многим его участникам удалось бежать на север либо за Днестр, и они пытались продолжить борьбу. 11 октября отряд в составе 45 бойцов, якобы намеренный освободить повстанцев, находящихся под стражей в Татарбунарах, высадился с моторных лодок близ села Тузла. Другой отряд жандармы заметили 17 октября к юго-западу от Татарбунар, а еще одну группу – у села Жебрияны.



Расправа над восставшими была зверской. По утверждению Г.Тэтэреску, в боях погибли более 3000 восставших, еще 489 были арестованы. На деле подавляющее большинство жертв составили пленные и просто крестьяне, схваченные в зоне восстания и убитые без следствия и суда. По свидетельству очевидцев, после прохождения карателей улицы села Чишмя утопали в крови. На месте расстреляли оккупанты многих крестьян села Жебрияны, а большинство схваченных в тех местах повстанцев утопили в речке Перебойна. Близ Вилково были расстреляны 98 плененных участников восстания. По рассказам жителей Вилково, поздней осенью 1924 года жандармы погрузили на баржу 800 человек – это были женщины, дети, старики - члены семей участников Татарбунарского восстания, – отбуксировали ее на середину Дуная и затопили. Сотни крестьян жандармы избивали, подвергали пыткам, грабили и вымогали «выкуп». В общей сложности жертвами террора стали более 5 тыс. крестьян. Имя генерала, командовавшего карательной операцией румынских войск, не названо и поныне. Только о генерале К.Войкулеску, в 1941 году назначенном губернатором оккупированной Бессарабии, сказано, что он участвовал в кровавом подавлении Татарбунарского восстания.

В начале 1925 года румынские власти инсценировали в Кишиневе «процесс 500». В тюрьме жандармы, добиваясь «нужных» показаний, пытали подследственных. Однако коммунистам удалось организовать кампанию международного протеста против готовящейся судебной расправы. Французский писатель Анри Барбюс, присутствуя на «процессе 500», в серии статей под общим названием «В преисподней Европы» разоблачил румынский оккупационный режим в Бессарабии как режим террора, а затем опубликовал гневную книгу «Палачи». Суд над татарбунарцами он назвал «символом и венцом одной из наиболее диких расправ, известных в печальной истории современности». В защиту жертв террора, творимого в Бессарабии, высказались деятели международного коммунистического движения Георгий Димитров, Бела Кун, Клара Цеткин, Марсель Кашен, Гарри Поллит, Уильям Форстер, а также писатели и ученые с мировым именем Максим Горький, Эптон Синклер, Теодор Драйзер, Альберт Эйнштейн, Бернард Шоу, Томас Манн, Луи Арагон, Михаил Садовяну, Петре Константинеску-Яшь и другие деятели науки и культуры.

Кампания повлияла на решения трибунала: смертных приговоров татарбунарцам вынесено не было, только 85 участников восстания были приговорены к тюремному заключению. Однако уже в первую ночь после окончания процесса тюремщики замучили насмерть 8 осужденных.

Татарбунарское восстание еще раз продемонстрировало решимость народа Бессарабии вырваться из-под власти Румынии. Вооруженный отпор интервентам в январе 1918 года, Хотинское, Бендерское и Татарбунарское восстания остались в народной памяти как замечательные страницы истории нашего края. Но время требовало использования иных методов борьбы против оккупации.

Доктор истории П.Шорников. Специально для газеты "Русское слово"

 

 

 

map1