Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная История Молдовы "ЛУЧШЕ СТО ТЫСЯЧ СМЕРТЕЙ"

PostHeaderIcon "ЛУЧШЕ СТО ТЫСЯЧ СМЕРТЕЙ"

Глава из книги "Письмо из отчего дома" книга о Молдавии. Георге Маларчук 1977 г. Москва
(Часть 4.)

Страна Молдова», наделенная всеми благами природы, распо­ложенная на скрещении торговых дорог из Азии в Европу через Львов и Краков, разжигала аппетиты охотников до легкой поживы. И не только генуэзцы, располагавшие крепостями на Днестре, мечтали погреть здесь руки.

К этому стремились и более близкие соседи. Судите сами. На западе простиралось Венгерское королевство, которое не могло примириться с утратой своей власти над Молдовой.

На- востоке обитали еще более опасные соседи — татаро-монголы, которые совершали набеги на мирные села, как хищ­ные волки на тихие стада. На севере наращивала военную мощь Польша, а с юга наступала на Балканы Оттоманская им­перия.

К середине XV века Турция, победив своих противников и сосредоточив большие воинские силы, вышла к границам Мол­довы, Венгрии и даже Венеции.



Пробил час ответственнейшего решения, и княжеский совет во главе с воеводой Петру Ароном продиктовал писцам траги­ческие и позорные слова: «...Мы много подумали о притеснении и угрозе земле нашей, которая надвигается со всех сторон, а больше всего от турок, так как они уже несколько раз брали с нас дань и сейчас просят 2000 венгерских золотых... но защи­щаться мы не можем... Поэтому мы всем народом решили под­чиниться нужде, склонить голову перед неверными и дать им дань».

И они били челом, и платили дань не только золотыми мо­нетами, но также человеческой кровью, жизнями тех, кого уго­няли в рабство. Так началась трехсотлетняя зависимость Мол­довы от Турции.

В 1457 году воевода Стефан Третий, которого наши предки в своих песнях и балладах называли «Великим», «Мудрым», собрал шесть тысяч воинов и в двух сражениях разгромил трусливого Петру Арона.

Прошло совсем немного времени, и Стефан Великий заявил, что отказывается быть турецким данником и не уступает им Килййскую и Аккерманскую крепости, на которые турки на­стойчиво посягали.
Разъяренный дерзостью Стефана, султан отрядил в Молдо­ву Сулейман-пашу, приказав выжечь огнем и мечом мятежный край.
В архиве Маркса и Энгельса сохранилась запись, в которой подробно описано ожесточенное сражение между войском Мол­довы и стодвадцатитысячной турецкой армией: «...молдавское войско (состояло из 40 000 плохо вооруженных, чуть ли не от сохи взятых молдавских крестьян, 5000 венгерских солдат... 2000 поляков) гораздо слабее турок, но тем не менее разбило их наголову; лишь немного турок уцелело, убито было 4 паши, взято 100 знамен».

О Стефане Великом написано много хроник, романов, пьес, стихов. Многочисленные авторы единодушно отмечают полко­водческий дар воеводы. Всмотримся в это сражение с Сулейман-пашой, когда против каждого молдаванина было трое хорошо вооруженных и обученных турок. В день битвы над местностью навис густой туман. Был январь, но зима выдалась с оттепеля­ми и слякотью. Воспользовавшись туманом, воевода Стефан тайно послал во вражеский тыл отряд трубачей. В разгар схват­ки трубачи вскинули свои бучумы и одновременно подали сиг­нал к атаке. Турки решили, что в тыл им сейчас ударят свежие армии, и, опасаясь окружения, обратились в бегство. Во главе атакующих дружин Стефан нанес тем временем сокрушитель­ный удар.
Пробовали и польские паны одержать победу над Молдовой. После безуспешной осады Сучавской крепости, где тогда нахо­дился престол Молдовы, захватчики намеревались снять осаду и вернуться домой. Но войска Стефана перерезали им путь к отступлению в Козьминский лес. Когда захватчики углубились в лес, на них начали обрушиваться и падать вековые дубы.
Стефан загодя приказал подпилить деревья так, чтобы они, однако, продолжали стоять. А когда с ними поравнялось вра­жеское войско, лес буквально рухнул.

Хотел померяться силами со Стефаном и венгерский король Матей Корвин. Молдавские воины разгромили и его войско.
Тогда султан Мухамёд II — покоритель Константинополя — решил наказать бесстрашного Стефана. Собрав самую много­численную армию, которой когда-либо располагала Турция, султан напал на Молдову, сжигая на пути города и села, жестоко расправляясь с иноверцами. Заодно с турками хлынули с востока и татарские орды.

Стефан Великий с немногочисленным, но смелым войском дал бой захватчикам в долине Валя Албэ, которая впоследствии стала называться Рэзбоенами 1 — в память о битве. Молдавское войско не выдержало подавляющего перевеса и вынуждено бы­ло отступить. Воевода с приближенными воинами удалился на север княжества.

Но триумф турок был призрачным и недолгим.

Крепости Сучава, Нямц и Хотин отбили все атаки. У стен этих крепостей погибли тысячи захватчиков. Потом турецкую армию стали косить болезни, эпидемии. Мухамед II счел бла­горазумным вернуться в Турцию, довольствуясь сомнительной победой в долине Валя Албэ.

Сорок семь лет — с 1457 по 1504 год — правил Молдовой Сте­фан Великий. За этот период Молдова выдержала 36 войн и сражений, из которых лишь две закончились неудачей. Во вре­мя княя^ения Стефана Молдова стала заслоном на пути турец­ких захватчиков, стремившихся в Европу.

«Дело, совершенное тобой с такой мудростью и храбростью против неверных турок, наших общих врагов, принесло славу твоему имени, все говорят и хвалят тебя»,— писал Стефану Ве­ликому из Рима папа Сикст IV.

Красивые слова... И ничего, кроме слов. Потому что на все просьбы помочь в борьбе против общего врага, обращенные к европейским странам, Стефан получал в ответ только ни к чему не обязывающие похвалы и благословения. А он ждал иной помощи.

 



«Если вы не окажете мне помощи,— обращался Стефан к сенату Венецианской республики,— то страна или будет по­беждена, или будет вынуждена покориться неверным, но я ни в коем случае не хочу этого: лучше сто тысяч смертей...»
...Одна из центральных улиц Кишинева называется улицей Стефана Великого. У входа в Пушкинский парк высится памят­ник доблестному воеводе, созданный известным молдавским скульптором А. Плэмэдялэ. Памятник как бы воскрешает в па­мяти портрет Стефана, живо написанный летописцем: «Был этот Стефан воевода человеком невысокого роста, вспыльчивым и скорым на пролитие крови невинных... Но был он человеком здравого ума, не ленивым, умел дела свои выполнять, появля­ясь там, где о нем и не думали».

Мне хотелось глубже проникнуть в сложные взаимоотноше­ния простого люда, который по зову воеводы становится под его знамена на защиту родной земли, и тех, кто думал лишь о собственных корыстных интересах,— крупных землевладель­цев, чиновников, клерикалов, торговцев и других сословий.
Во времена Стефана Великого со злосчастного мужика взи­мали более 20 видов налогов, оброков, податей. На содержание армии и администрации десятая доля — с владельцев пасек, виноградников; налог на капусту, на разведение свиней, на рыбную ловлю, на мельницы, пруды, на покос ржи... К тому же еще пошлины, штрафы, иные всевозможные поборы. Нако­нец, дань иноземным угнетателям.

Почему же народ все-таки подымался на защиту княжества, в котором терпел столько лишений и несправедливостей?

В отличие от своих предшественников на троне, Стефан по­нимал, что ни в дни мира, ни тем более в войну, боярство, склон­ное к заговорам и изменам, не может служить надежной опорой государству. Поэтому он начал приближать к себе средние и низшие слои служивых, в том числе и пока свободных крестьян. Из их рядов пополнял он свое войско, и они служили ему верой и правдой.

А народ никогда на протяжении веков не терял надежды, веры в светлое будущее. Жизнь без надежды что ночь без утренней зари — говорят молдаване.

Поначалу научились громить своих внешних врагов, отстаи­вать государственность. Потом, сплотившись тесней, начали громить внутренних — своих угнетателей. И в первом и во вто­ром случае народ молдавский опирался на бескорыстную по­мощь братьев с востока — русских и украинцев.

Старинные документы донесли до нас отголоски крестьян­ского восстания под водительством волоха из Молдавии по име­ни Муха. Во главе примерно десяти тысяч повстанцев — молда­ван и украинцев — Муха наводил ужас на бояр и купцов По­долья, Галицкого края, захватывая один город за другим и на­правляясь в сторону Львова. Лишь более чем через год со вре­мени, когда оно вспыхнуло, восстание было подавлено численно превосходящими и хорошо вооруженными польскими войсками. Но искры бунта и протеста не угасли — будущее подтвердило это.

Продолжение>>

 

 

 

map1