Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная История Молдовы Как в XIX в. болгары переселялись в Бессарабию

PostHeaderIcon Как в XIX в. болгары переселялись в Бессарабию

История заселения Бессарабии, которая в результате русско-турецкой войны 1806—1812 гг. вошла в состав Российской империи, иностранными колонистами — неотъемлемая часть истории России. Выходцы из Болгарии расселились в основном на юге Бессарабской области.

В настоящее время Южная Бессарабия — юго-запад Одесской области (Украина).


Потомки задунайских переселенцев и поныне живут на этой земле.
В конце ХIV в. народы Балканского полуострова поработила Турецкая Порта. На долгие пять веков здесь установился жестокий оккупационный режим, вызывавший не менее ожесточённое сопротивление.

Но силы были неравны. И всё чаще взоры болгар, сербов, других народов Балкан направлялись в сторону единоверной России, сумевшей избавиться от татарского владычества на своей земле. Особенно такие тенденции усилились после того, как в состав Московского государства вошла Малороссия (Украина) после подписания Малоярославского договора. О готовности балканских народов сражаться вместе с русскими войсками против Турции имеются многие свидетельства. К примеру, в обращении 1688 г. говорится, что если Россия выступит против Порты, то «все сербы, болгары и молдаване присоединятся к ним, и не встретятся никакие препятствия до самого Константинополя».

С середины ХVII в. начинаются многочисленные русско-турецкие войны за Чёрное море, за южные границы российского государства. В них самое активное участие принимают народы, подвластные Османской империи. После окончания русско-турецкой войны 1787—1791 гг. Россия получила новые территории, куда стали стекаться переселенцы с Балкан, в том числе болгары и гагаузы.

Сначала их было немного. Массовое переселение началось после войны 1806—1812 гг., когда к России по условиям мирного договора отошла Бессарабия. Сюда, на новые российские земли, бежали участники выступлений против турецких властей, те, кто воевал на стороне России в болгарском войске либо оказывал содействие русской армии.

Первая волна переселения — 1809 г., когда после продолжительного перемирия возобновились военные действия.

Несколько тысяч болгарских семей перебрались в Молдавию и Валахию, а оттуда — в Южную Бессарабию, в степной Буджак, под защиту находившихся там войск Багратиона, который принял в августе этого года командование Молдавской армией.

Высшим военным властям пришлось взять на себя защиту прибывающих поселенцев от посягательств местных помещиков, которые пытались обложить их непосильными поборами. В 1809 г. задунайцев освободили от уплаты всех повинностей. В 1810 г. то же сделал Багратион — «яко обывателей ещё не оседлых».

М.И.Кутузов, став главнокомандующим Дунайской армии, в апреле 1811 г. обратился к желающим переселиться в Россию с заявлением, в котором им были обещаны для поселения свободные земли, избранные самими поселенцами, защита от действий местных помещиков, освобождение от податей и повинностей на несколько лет.

После этого заявления к 1812 г. количество переселившихся в Бессарабию возросло с 4 тыc. в 1809 г. до 25 тыс. Но с отъездом Кутузова из армии в связи с начавшейся войной с Наполеоном управление в крае стало осуществляться по местным законам и обычаям. Переселенцев административно приравняли к коренному населению и лишили прав на особое положение. При этом ужесточилась откупная система, буджакские земли стали отдавать в аренду местным помещикам-боярам, безраздельно господствовавшим на них вплоть до 1819 г. Они умудрялись захватывать даже казённые земли, разоряя, угнетая и преследуя новых жителей. Начался отток переселенцев из Бессарабии обратно за Дунай.

Те, кто остался, оказывали сопротивление, вплоть до вооружённого, как случилось, например, в июне 1815 г.

А 8 сентября того же года представители поселенцев передали командующему 2-й армии Л.Л.Бенигсену прошение, в котором требовали поселить их всех вместе компактно на одних землях и «дать им хорошего начальника». По получении прошения Бенигсен направил Александру I рапорт, в результате чего была создана особая комиссия по расследованию действительного положения. В неё вошли два представителя от 2-й армии. В ходе расследования были выявлены вопиющие факты. Так, после того, как, казалось бы законно, на землях обосновались задунайцы, через некоторое время появились владельцы земель и потребовали отдать им десятую долю урожая и отрабатывать на них 12 дней в году. Нeсмотря на серьёзное противодействие работе комиссии, сделано было немало: подготовлены «Замечания о бессарабских переселенцах», «Перечневая ведомость задунайских переселенцев» (согласно перечню поселенцы составили 83% населения Буджака), которые вместе с рапортом были направлены в Петербург.

Весной 1816 г. граф П.Д.Киселёв совершил объезд Бессерабии, а затем встретился с императором. Он выразил глубокое возмущение действиями чиновников всех рангов в отношении переселенцев и попросил направить туда генерала И.Н.Инзова, чтобы использовать его особую популярность среди болгар. Результатом беседы с государем явилось то, что правительство потребовало выполнения своего распоряжения от 31 декабря 1815 г., разрешающего болгарам переселяться с помещичьих земель на казённые. 12 мая 1816 г. Министерство внутренних дел постановило создать должность попечителя для задунайских переселенцев в Буджаке. На эту должность был назначен А.Бахметьев. Таким образом к положению дел в Бессарабии был проявлен особый интерес, и государь показал готовность ограничить произвол местной знати. Бахметьев писал: «Эта область по желанию государя должна в глазах жителей соседних стран казаться местом отдохновения и благополучия». Однако возможность действительной реализации правительственных решений появилась позднее, после полной реорганизации управления Бессарабской областью.

В марте 1818 г. для общего руководства новыми землями был образован Попечительный комитет об иностранных поселенцах южного края России (позднее Новороссийского края). Председателем комитета назначили Ивана Никитовича Инзова. Вскоре он стал также и попечителем переселенцев Бессарабской области. История этого назначения такова: в начале мая 1818 г., когда Александр I совершал объезд Бессарабской области, депутация болгар-переселенцев добилась с ним встречи и изложила свои требования, передав «Прошение болгар». Требования сводились к тому, чтобы всех болгар-переселенцев поселить компактно на казённых землях, как им было обещано ещё М.И.Кутузовым, оградить от боярского и чиновничьего своеволия: «Ныне мы узнали, что все другие иностранные колонисты будут находиться под покровительством генерал-лейтенанта Инзова, великими благодеяниями которого мы уже имели счастье постоянно пользоваться во время войны с турками, когда многие из нас служили под его покровительством. И мы прибегаем к тебе, монарх, не оставить и нас, придунайских пришельцев в Бессарабии, а равно и всех болгар, поселившихся здесь во время первой войны с турками и удерживаемых боярами, повели обратить под покровительство того же человеколюбивого полководца генерал-лейтенанта Инзова и тем успокоить и осчастливить нас». Реакция императора на «Прошение» была немедленной: часть чиновников лишили постов, жалобы поселенцев передали на перепроверку в Министерство внутренних дел, и уже 6 мая 1818 г. Бахметьев был извещён о согласии государя удовлетворить все требования болгар и передать управление ими генералу Инзову. К ноябрю в Бессарабии произвели перепись переселенцев — их оказалось 27 062 человека.

В марте 1819 г. И.Н. Инзов представил Александру I «Рапорт его Императорскому Величеству Главного Попечителя колонистов Южного края России генерал-лейтенанта Инзова». Этот обширный документ по сути решил судьбу болгарских поселенцев в Бессарабии — в России они обретали свою новую родину. Посвятив значительную часть документа притязаниям помещиков на закабаление болгар, поселившихся в крае ещё во времена Османской империи, главный попечитель решительно их отметал. Инзов обращал внимание на свободолюбивый нрав болгар: «...свойственно ли народу сему покорить себя добровольно зависимости помещичьей власти, каковой они во владении самой Порты в сих же местах, где и теперь жительствуют, над собою не видали». Затем следовало перечисление льгот и привилегий, которые, как считал генерал, должны быть предоставлены задунайцам в Бессарабской области по подобию льгот, установленных ещё Екатериной II манифестом от 22 июня 1763 г. для иностранных колонистов.

29 декабря 1819 г. царский указ и последовавший за ним акт министра внутренних дел Кочубея даровали права и преимущества задунайским переселенцам как иностранным колонистам. По желанию болгар главное их селение Табак переименовывалось в Болград. Новоприбывшие колонисты освобождались от уплаты налогов в течение семи лет, а те, кто прибыл раньше, — на 3 года; на каждого человека выделялась по 60 десятин земли бесплатно. Обещались беспошлинная продажа вина, табака, освобождение от военной службы, свобода вероисповедания...

Таким образом болгарские переселенцы в Бессарабии наконец-то, после долгих страданий, получили возможность свободно жить и развиваться. Благодаря указу 1819 г. после удачной для России русско-турецкой войны 1828—1829 гг. в Бессарабию переехали 25 тыс. болгар и гагаузов. Это переселение стало самым многочисленным во всей истории их заселения новых российских земель. Beлика и неоценима заслуга в этом благородном деле главного попечителя иностранных колонистов Новороссийского края генерал-лейтенанта Ивана Никитовича Инзова.

...Военную карьеру он начал семнадцатилетним кадетом ещё при А.В.Суворове. В русско-турецкой войне 1787—1791 гг. участвовал в штурме турецких крепостей Аккерман и Бендер, вместе с суворовскими отрядами преодолевал Альпы. Известно, что во время русско-турецкой войны 1806—1812 гг. Инзову довелось быть комендантом крепости Силистрия на Дунае. Именно эту его деятельность вспоминали болгары в своём прошении к русскому царю, — тогда генерал очень много сделал, помогая будущим колонистам переправляться через Дунай. Его уважительное отношение к болгарам-единоверцам, его благородство и бескорыстие снискали к нему ответную любовь и благодарность.

В чине генерал-лейтенанта от инфантерии он воевал в составе союзнических войск в заграничных походах 1813—1814 гг. Знаменательно, что проигравшие войну французы наградили Инзова орденом Почётного Легиона за гуманное отношение к военнопленным. Портрет Ивана Никитовича находится в Эрмитаже в портретной галерее генералов — героев Отечественной войны 1812 г.

После войны с Наполеоном Инзов — начальник штаба 2-й Дунайской армии. Получив назначение на должность председателя попечительного комитета иностранных поселенцев Южного края России весной 1818 г., он занимал этот пост до своей кончины в мае 1845 г., т.е. в течение 27 лет.

Комитет занимался многочисленными проблемами иностранных колонистов огромного по территории края, в т.ч. их расселением, оказывал различного рода помощь вновь прибывшим, разбирал спорные вопросы и т.д.

Помогая поселенцам обживать новые российские земли, Инзов и его сподвижники, конечно же, решали задачу экономического процветания Российского государства, но с каким уважительным отношением к людям, вынужденным оставить свою родину и поселиться в суховейных буджакских степях Бессарабии! Особенно бережно он относился к болгарам — «не себе, а им добра» главный попечитель требовал и от себя, и от своих подчинённых.

Инзов собственноручно распланировал застройку «столицы» болгар-переселенцев — города Болграда (существует мнение, что идея названия также принадлежала ему) и часто приезжал, чтобы проконтролировать, как идут дела. Он вложил свои средства в строительство болградского собора. На сбережения Ивана Никитовича была также возведена трёхкупольная церковь Св. Иоанна в колонии Ивановой, названной в его честь. На её освящение в 1840 г. Инзов приехал будучи уже тяжело больным. Сейчас это место переименовано в село Новоивановка (Арцизского района). К сожалению, церковь разрушили в 1958 г., но сохранился фундамент, и теперь на народные средства её собираются возродить в прежнем виде.

Семьи у генерала не было, не было и крепостных. Свой дом и все личные средства он завещал употребить на нужды одесских нищих. Как-то Иван Никитович написал: «чтобы быть здоровым, нужно всего навсего две вещи: быть добрым и быть весёлым».

Известны его добрые отношения с А.С.Пушкиным — Инзов опекал опального поэта в южной ссылке. Пушкин полюбил генерала, считал его вторым отцом, ласково называл «наш Инзушко» и говорил, что тот «...имеет чувства благородны». Приязнь генерала к поэту была взаимной. Будучи обязанным сообщать в Петербург о поведении ссыльного, генерал пишет в одном из таких официальных ответов: «Пушкин, живя в одном со мною доме, ведёт себя хорошо и при настоящих смутных обстоятельствах не оказывает никакого участия в сих делах». В другом просит за поэта: «...теперь, не получая сего содержания и не имея пособий от родителей, при всём возможном от меня вспомоществования, терпит, однако же, иногда некоторый недостаток в приличном одеянии». И опять: «Пушкин, состоящий при мне, ведёт себя изрядно». Широко известна поездка поэта с семьёй Раевских в Крым и на Кавказ, разрешение на которую дал Инзов. Он же отпускал его в кратковременные отлучки в Одессу и Каменку и, в конце концов, разрешил Пушкину отбывать конец ссылки «в Европе» — Одессе.

И в заключении рассказа об этом замечательном человеке, таком «странном» царском генерале, следует добавить ещё несколько слов…

Задунайцы отвечали ему, чиновнику, принявшему сердечное участие в их судьбе, любовью и признательностью. А после смерти Инзова добились от Николая I разрешения перезахоронить прах попечителя в Болграде. Двести вёрст, сменяя друг друга, они несли гроб с его останками из Одессы в Болград, а от ворот кладбищенской ограды до склепа в церкви Св. Митрофания болгарские юноши «...на коленях понесли его, сменяя друг друга, до места, где должен был уже навсегда отдохнуть их наивернейший защитник, и наищедрейший добродетель на этой новой, теперь уже родной для большинства, земле...». Самое же красноречивое свидетельство отношения бессарабских болгар к И.Н.Инзову — надгробная надпись на мраморной доске его склепа:

«Здесь покоится прах раба Божия Иоанна Никитича Инзова, генерала от Инфантерии, Главного попечителя и Председателя Попечительного Комитета об иностранных поселенцах Южного края России. Родился 23декабря 1777 г., скончался в г. Одессе 24 мая 1845 г.

Он дал поселенцам новую жизнь в новом их отечестве. Благодарные болгарские колонисты пожелали перенести в недра своего поселения прах защитника их благоденствия для сохранения имени его в памяти народной. По высочайшему соизволению, усердием и иждивением болгарских колонистов бренные останки генерала Инзова перенесены из Одессы и преданы земле в церкви во имя святителя Митрофания в колонию Болграда в ноябре месяце 1846 г.»

Память об «отце болгар» жива в Бессарабии по сей день: центральная улица города Болграда — Инзовская, в центре города —памятник российскому генералу, надпись на оборотной стороне которого гласит: «Генерал суворовской и кутузовской школы Инзов сделал себе славное имя на военном и гражданском посту. Он дал поселенцам новую жизнь в новом Отечестве. При его содействии начато строительство Болграда». В крае его имя ежегодно вспоминается в годовщину рождения. В год 230-й годовщины Болград посетила делегация из Болгарии, чтобы поклониться праху Инзова (1998).

...Из словаря Брокгауза и Эфрона следует, что И.Н.Инзов родился в 1768 г., а не в 1777 г., как гласит надпись на погребальной плите, т.е. 9 лет разницы! В чём причина такого большого разрыва в датах? Что означает его фамилия? «Инзов» — «иной зов», «иначе зовут» — одни загадки... Кто были родители Ивана Никитовича Инзова? Юрий Тынянов в «Пушкине» «определил» его отцом великого князя Константина Павловича, но это, вероятно, писательская шутка. Потому что самому Павлу I в год рождения Инзова едва исполнилось 14 лет! В общем, много вопросов и совсем мало ответов.

Свою жизнь Инзов, как сейчас принято говорить, сделал сам, и вся она была отдана отечеству, России. Он заслужил светлой, долгой памяти и в XXI в.

...В 1848 г. в Одессе вышел статистический очерк А.Скальковского «Болгарские колонии в Бессарабии и Новороссийском крае» — ценнейшее свидетельство компетентного очевидца о том, как происходило расселение задунайских переселенцев в Бессарабии, об их проблемах и первых успехах в обживании засушливого Буджака. Не все смогли выжить в непривычных климатических условиях, бытовой неустроенности, болезнях, неурожаях. Многие уезжали. Но следом приезжали другие. К 1835 г. примерно 25 тыс. переселенцев прочно освоили земли в Бессарабии, обзавелись хозяйством, жильём. Хороший урожай 1835 г. укрепил их житейское благополучие и позволил с большим оптимизмом смотреть в будущее.

Болгары жили большими семьями, по 3—4 поколения под одной крышей, возраст за 80 лет был обычным в их колониях. Они владели искусством отыскивать воду, что также помогло выжить в безводных буджакских степях. Сеяли в основном пшеницу и кукурузу. С особой любовью занимались огородничеством. Из Болгарии переселенцы привезли и стали выращивать капусту, огурцы, фасоль и другие овощи. Занимались садоводством, виноделием, шелководством, выращивали табак... К 1847 г. почти во всех болгарских колониях были учреждены школы для мальчиков, в Болграде — небольшая школа для девочек. Семьи держались на трёх основаниях: привязанности к христианству, любви к русскому государю и уважению к семейной иерархии. В домах — изобилие икон, рядом с которыми — с одной стороны портрет русского царя, а с другой — генерала Инзова.

В Крымской войне, начавшейся как русско-турецкая, болгарский народ выступил на стороне России. Более 4 тысяч болгар воевали в добровольческой части в составе русской армии. Когда началась героическая оборона Севастополя, они морем переправились в Крым — на помощь. Бессарабские болгары тоже не остались в стороне: в Болграде был сформирован волонтёрский отряд; колонисты одного только Нижнебуджакского округа безвозмездно выполнили повинности на сумму более 38 тыс. рублей, в государственную казну поступило много добровольных пожертвований.

В период подготовки к русско-турецкой войне 1877—1878 гг. в созданном в Кишинёве болгарском ополчении более 700 человек составили бессарабские болгары. С началом войны на их новой родине повсеместно открывались лазареты и госпитали, на содержание которых жители окрестных сёл вносили денежные пожертвования. Эта победная для России война оказалась последней в череде русско-турецких войн, принеся русским войскам заслуженную славу. И если бы Великобритания и Австро-Венгрия признали Сан-Стефанский мирный договор, фактически все народы Балкан получили бы независимость, в т.ч. и Болгария. По результатам же июньского Берлинского договора Болгарию разделили на две части: независимое Болгарское княжество и автономную область Восточная Румелия под Турцией. Но всё же это была победа: многовековое османское рабство кончилось, болгарский народ получил долгожданную свободу.

А что же бессарабские болгары? — они не вернулись на свою прародину а остались жить на бессарабской земле, ставшей им новым отечеством. Но впереди их ждала Первая мировая война... 22 года — с 1918 г. до 28 июня 1940 г. Бессарабия была оккупирована боярской Румынией, и задунайцы были отрезаны от жизни Советской России. Затем Великая Отечественная война и послевоенная депортация за Урал части болгар, голод 1947 г. ...Много невзгод пришлось пережить трудолюбивому народу-пришельцу из Болгарии. Особая страничка этой памяти принадлежит герою Отечественной войны 1812 г., русскому генералу И.Н.Инзову.

 

 

 

map1