Joomla TemplatesWeb HostingFree Joomla Templates
Главная История Молдовы ИМЯ СТОЛИЦЫ – НАСЛЕДИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

PostHeaderIcon ИМЯ СТОЛИЦЫ – НАСЛЕДИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

Поразительно, но наименование «Кишинев» древнее нашей столицы. Оно появилось на реке Бык должно быть еще до возникновения Молдавского средневекового государства, когда эти земли входили в состав могущественной державы потомков Чингисхана, Золотой Орды. Конечно, и собственно Кишинев – город вполне старинный, а посему история этнических метаморфоз его жителей запутанна и многообразна. Сменялись эпохи и правители, разваливались государства, преобразовывался до неузнаваемости облик улиц и построек. Низменным оставалось лишь название города.

Со времени после походов Батыя в Европу (1242 г.) более века территория современной Молдовы находились в границах ордынских владений. Однако первое документальное упоминание о Кишиневе приходится на 1436 г. Сейчас, по прошествии многих сотен лет, только на основании свидетельств молдавских грамот XV-XVI вв. возможна реконструкция утраченного смысла названия нашей столицы. Наиболее ранний документ составлен от имени сыновей Александра Доброго (1400-1432), господарей Ильяша I и Стефана II. В ней среди имений логофета Ванчи называется одно «близъ Быку, по той стороне, на долину што падаеть, против Акбашева Кешенева, у Кръници где есть Татарская селишта, против леска». В грамоте Стефана Великого 1466 г., дошедшей до нас в переводе первой половины ХVIII в., от пассажа 1436 г. осталась видоизмененная короткая фраза: la Chişinău, la Fîntîna Albişoara. Более полные сведе­ния дает оригинал подтвердительной грамоты, выданной в 1517 г. Стефаном IV Младым вистиернику Еремии. В документе фигурирует село «по тои сторони Быка, против Албашева лазня, у Великой Кръници». Грамота 1525 г. того же господаря выдана на «половина село, по той сторони Бъка, против Албашеву лазню, у Великой Кръници, вышняя половина, и со ставом и с млином на Бъце”. А поздние грамоты 1576 и в 1615 гг. упоминают «едно село на име Кишинеул на Бъку у волост Лапушною и с млини у Бъку» и «едно село на име Кишинеул на Бъку в волост Лапушной». Таковы основные сведения о Кишиневе из средневековых источников.

Стоит обратить внимание на характерное изменение названия во времени: «Акбашев Кешенев», «Албашева лазня» и «Кишинеул». Самое раннее описание содержит наибольшее число гео­графических ориентиров. Со временем информативность характеристики данной мест­ности в однородных документах господарской канцелярии постоян­но убывала, и до сего дня дожили только два названия: «Бык» и «Кишинев».

Возможность дать историческое толкование топонимики района будущего Кишинева не раз привлекала исследо­вателей, однако их усилия, главным образом, сосредотачивались на происхождении и значении названия современной молдавской столицы.

По всей видимости, владение логофета Ванчи (грамота 1436г.) находилось на левом берегу реки Быка. В тексте ска­зано ясно — «по той стороне, на долину што падает», т.е. откры­вается по направлению к реке, меж холмов, на одном из которых возведено здание цирка. Из контекста можно по­нять, что «Акбашев Кешенев» — наиболее загадочный объект опи­сания — располагался на правом берегу, напротив того места, где слева к реке «падала» долина. Очевидно, что упомянутое <>«Татарская селишта» - поселение ордынцев, - располагалось где-то на холме, на котором теперь находится церковь Св. Константина и Елены. Наконец, обстоятельство «противь леска» удается удовлетворительно соотнести с местона­хождением селища. По всей видимости, лес и заброшенное к тому времени, татарское поселение находились на противополож­ных холмах.

Хотя топонимическое содержание до­кументов 1517 и 1525 гг. и от­личается от предыдущего, основные объекты-ориентиры 1436 г. узнаваемы. Часть «по той сторони Быка» имеет практиче­ски неизменный вид. Вместо раннего «против Акбашева Кешенева» читается «против Албашева лазня» и «против Албашеву лазню», а вместо «у Кръници» — «у Великой Кръници». В этих грамотах говорится о двух различных объектах. - «Акбашев Кешенев» или в первой четверти ХVI в. «Албашева лазня», и — «Кръниця» или «Великая Кръниця».

Переводчик XVIII в. грамоты Стефана Великого 1466 г. естественно осмыслял топографию почти трехсотлетней давности в соответствии с понятиями своего времени. Для него главным ориентиром был существовавший тогда поселок с названием «Кишинеул». Но едва ли топоним «Albişoara» бытовал в обиходе совре­менников переводчика. Скорее он сконструировал его сам при пе­редаче содержания грамоты ХV в. на молдавском языке. Сопоставление фразы la fîntîna с подобными словосочетаниями из подлинников 1436, 1517 и 1525 гг. дает основания думать, что топоним перевода возник искусственно вследствие искажения оригинального текста грамоты Стефана Великого. Очевидно, произошла замена смысловых конструкций, и первоначальбный фрагмент текста можно реконструировать как «у Албашева Кешенева, у Кръници». Таким образом, хотя документ был искажен поздним переводом, он сохранял наименования двух главных топографических привязок владения XV в. — «Албашев Кешенев» и «Кръниця». Я связываю термин «Акбашев Кешенев» с правым берегом реки.

Известно несколько этимологических толкований наименования «Кишинев». Наиболее распространенной является точка зрения Г.Ф.Богача, возводящая этот топоним к гипотетическому, не существующему старомолдавскому слову со значением «артезианский колодец; родник, источник», а оно в свою очередь как будто бы происходит от латинской основы pissare.

Другой взгляд принадлежит В.Г.Фоменко. Он основывает свою трактовку на едином для тюркских языков слове «Кишения» и объясняет топонимы типа «Кишинев», «Кишеньки» производными от названий «древних захоронений — в виде мавзо­леев, памятников и надгробий». Термин «Акбашев» переведен им с тюркского как «белоголовый» или «беловерхий», коль скоро сооружение имело вид дома. Такие гробницы ордынской эпохи известны по археологическим исследованиям и в Молдавии. Гипотезе противоречит тот факт, что погребальные комплексы, как правило, не сооружались в низменных местах на берегах рек.

Имея в распоряжении наименования одного поселения в разные моменты времени — «Акбашев Кешенев», 1436 г.; «Албашев Кешенев» (?), 1466 г.; «Албашева лазня», 1517 и 1525 гг. — нельзя не видеть, что оба автора правы в некоторых частностях. Не ошибался Г.Ф.Богач, говорившей о бане — «лазне», названной в грамотах первой четверти ХVI в. С В.Г.Фоменко можно согласиться в том, что «Акбашев» или «Албашев» — не фамилия «предпринимателя», а определение со значением «белоголовый». В самом деле, слово «лазня» имеется в украинском языке, влияние которого улавлива­ется в молдавских грамотах, включая и названные. «Акбаш» по-тюркски означает «Белая голова», но это скорее прозвище, чем имя.

Однако для понимания названия важно разо­браться почему «Акбаш» превратилось в «Албаш», а «Кешенев» - в «лазня». Смена одной буквы «к» на «л» в первом случае не является случайностью. Молдавская среда оказывала влияние на ордынцев, о чем говорят их имена. Большинство татар носило не просто христианские, но часто и молдавские имена — «Оанчул», «Тодeр», «Тома», «Штефан», хотя у некоторых сохранялись татарские – «Тула», «Мамай». Видимо, тюркское слово «Акбаш» было некоторым об­разом переосмыслено молдавским населением, которое, сохраняя в тюркоязычной среде свой язык, понимало и татарские наречия. По этой причине часть имени или прозвища «Ак» со значением «белый» была заменена отчасти созвучным эквивалентом «Алб» (alb), тогда как вторая часть — «баш» — осталась в неизменном виде. После частичного перевода возникла промежуточная форма названия «Алб баш», из-за естественного слияния оказавшихся рядом двух «б» принявшая близкий к первоначальному вариант звучания: «Албаш».

Поселение на реке Бык — далеко не единственное в Молдавии с именем «Кешенев». Средневековыми господарскими грамотами зафиксированы еще два таких топонима — на Ботне и Реуте, которые точно локализуются в местах ордынской оседлости. Надо думать, общего происхождения с ними современный топоним «Каушаны» и даже древнее двусоставное название Бендер — «Тягянякячу». Слово «кечу» (варианты: «кечин», «кошун» и др.) В.В.Радлов трактует как многозначное понятие, в том числе понимаемое как «переправа», «ставка» и «баня»! Едва ли случайно один известный документально «кешенев» находился на городище Старый Орхей, где у реки раскопаны остатки нескольких больших каменных бань ХIV в. — непременных санитарных и общественных сооружений восточных городов. Стало быть, по смысловой связи наименований «кешенев» и «лазня» возникновение топонима «Кешенев» относится к золотоордынскому периоду истории страны.
Слово «кешенев» вполне осознанно переведено как «лазня», поскольку на берегу реки, очевидно, в действительности находилась баня. Это название, скорее всего взятое из местного говора, исчезло по мере растворения славян в среде молдаван. В итоге за населенным пунктом у р. Бык закрепился куда менее однозначный и со временем потерявший первоначальное содержание топоним «Кишинев» или «Кишинэу».

Когда власть Молдавского государства в ХV в. распространилась на эти земли, собственно татар здесь уже было мало. В Кодрах жило восточнороманское и славянское население, а также тюркоязычные, но уже потерявшие этническую самобытность, потомки смешанного разноплеменного населения Золотой Орды. Это позволило местности под названием «Кишинев» продолжить существование с новым населением, в составе нового государства. Воспоминание об ушедшей эпохе сохранилось как лишь в загадочном звучании имени, наследии Золотой Орды.

доктор исторических наук,
декан факультета Культурной Антропологии ВАШ
Н. Д. Руссев

 

 

 

map1